Коронавирус, как кажется, вытеснил на время из публичной повестки многие другие вопросы нашего бытия. Мировая биовойна в новой реальности. Но жизнь после пандемии будет. Она уже начинается. И она, похоже, будет в чем-то другой. В преддверии этой другой жизни нам всем – и России, и миру – неотложно надо разобраться с простыми, но самыми главными вопросами: кто мы, откуда и куда идем, и зачем. Вопрос актуальный последние 40 лет жизни нашей страны. Но до сего дня мы с ним так и не разобрались. Отсюда кризис общественного самосознания, отсюда наша цивилизационная разобранность. Мир готовится к новой реальности, в том числе и в мировоззрении. Пора вспомнить об идеологии. Об идеологии как системе смыслов, ценностей и целей нашей жизни.


Идеология как понятие была надолго дискредитирована и теорией, и практикой советского коммунизма. Тогдашняя идеология засохла и умерла. Пришедшая к нам извне неолиберальная доктрина (будучи сама идеологией, конкурентной с коммунистической) добила ее и лукаво провозгласила конец идеологий и конец истории. На самом деле идеология либерализма, утратив конкурентов, стала глобальной. Стала онтологией – мир может быть устроен только на либеральных ценностях, и не на каких других, потому что других нет и быть не может. Другое, с их точки зрения, – это архаика, позавчерашний день. Перед неолиберализмом скисла и современная социал-демократия, которая, прихватив на вооружение неофрейдистские идеи потакания человеческий чувственности и греховности, фактически отказалась от борьбы за свое социалистическое обустройство мира, провозгласив целью индивидуальное обустройство человека на идеях широкой толерантности, которую они именуют свободой. И сомкнулась в этом с либералами. Глобализм стал тотальным.


Конец идеологий – но уже с другого захода – провозгласил и постмодерн. Осевая суть постмодерна – отказ от соответствия «знака» - «референту», обозначающего – своему обозначаемому, формы – содержанию, виртуального – реальному. Оторвавшийся от реальности знак начал творить сам себя – возник мир «знакоткани». Самовоспроизводящийся знак может сотворить любую «идеологию» как «знакоткань» - ей совсем не обязательно соответствовать социальной реальности, не обязательно указывать правильный путь. Исчезает и само понятие действительной цели. Главное – движуха, и чтоб «непонятно, но тревожно и хорошо», и много сторонников, и чтоб деньги несли. Постмодерн «знакоткани» и глобальный неолиберализм – две стороны одного явления, прекрасно дополняющие друг друга: неолиберализм - оптимальная площадка, на которой плодятся всевозможные социальные постмодернистские мифы.


Глобальный либерализм (и постмодерн) стал законной основой бытия постсоветской, ельцинской России. В нашей действующей Конституции, принятой под канонаду гражданской войны (к нашему великому счастью оставшейся локальной, внутримосковской и не развернувшейся во всю российскую ширь), есть статья 18. Она входит во вторую главу Конституции, которая не может быть изменена без специального конституционного механизма. Так вот, в ней говориться, что именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и местного самоуправления. Это рафинированный либеральный подход. Согласно этому конституционному тексту, смысловое и ценностное измерение человеческого бытия – не внемирная гармония Истины, Добра и Красоты, а сам человек как он есть: со своей праведностью, геройством, созидательным энтузиазмом, но и со своими чувственными похотями, капризами и грехами. Причем у него нет обязанностей – только права и свободы.


Объективности ради надо сказать, что либеральный подход (не путать с глобальными неолиберализмом) в известных границах несет в себе немало позитивных и конструктивных идей. Но правильно разобраться в этом можно только с позиции системного идеологического анализа.


Александр Зиновьев в своем философском завещании 2003 года, размышляя о создании идеологии России будущего и ставя такую задачу, писал: «Реальная альтернатива западнизму (так он называл глобальный неолиберализм) может возникнуть только заново. Причем она не может возникнуть сама по себе, стихийно. Она может возникнуть как результат сознательно-волевой деятельности людей. И началом этой деятельности должно стать создание новой идеологии,….сопоставимой с марксизмом и способной сыграть в наступившем веке роль, аналогичную той, которую сыграл марксизм в девятнадцатом и двадцатом столетиях прошлого тысячелетия». И дальше - «новая идеология может возникнуть лишь на основе научного познания в самом строгом смысле слова «научного», а не на основе обывательского, хаотичного и дилетантского познания».


При этом идеология – не наука. Это особый смысловой, ценностный и целевой текст-проект. Но он обязательно должен отвечать некоторым дополнительным условиям: опираться на науку, быть системным и внутренне непротиворечивым, иметь прогностическую, предсказательную силу. Идеология должна помогать описывать социальный мир – и локальный, и глобальный – и помогать ориентироваться в нем, помогать принимать решения. Таким образом, задача преодоления кризиса общественного и индивидуального самосознания и обретения смыслов, ценностей и целей – а значит пути, носит двуединый характер: преодоления отрыва виртуального от реального, знака от своего референта, то есть замена постмодерна современным строем реального созидания –неомодерноми создание соответствующей ему идеологии, определяющей верный и правильный путь не только для России, но и для всего мира. Такая идеология должна опираться на науку – потому что наука всегда

требует строгого соответствия знаний о предмете самому предмету и обеспечивает своими методами это соответствие. Идеология должна опираться и на искусство – через образное познание мира только и возможно описать Высокую мечту, должную отражать идеологию и быть вдохновляющей социального энтузиазма. Идеология должна опираться и на Откровение, поскольку полнота социального знания, социального мировоззрения невозможна без познания и обретения Духа.


В мире есть три (только три!) большие научные, философские, мировоззренческие системы, описывающие мир.


Первая– формационная теория, созданная классиками марксизма, и определившая мир как единство и борьбу производительных сил и производственных отношений.

Вторая– теория цивилизаций, созданная целой плеядой выдающихся ученых, среди которых А.Я. Данилевский, А. Тойнби, О. Шпенглер, наши евразийцы, Л.Н. Гумилев, и определившая мир как единство и борьбу нескольких локальных цивилизаций. В основе каждой локальной цивилизации – своя Традиция. Учение о Традиции наиболее полно и глубоко представил Рене Генон, а в наше время – В.В. Аверьянов, обобщив представления об этом многих мыслителей, в том числе русских философов «серебряного века».


Традиция имеет три измерения (см. рисунок 1). Ядро каждой традиции, имеющее источником Дух, - полнота Добра. Его представление связано, конечно, с религиями и конфессиями, своими для каждой цивилизации. Но в глубине этой полноты есть то, что поверх конкретных конфессий – надмирное Добро. У всех локальных цивилизаций в самой глубине их традиций – надмирное Добро! Кроме того, каждой цивилизации-традиции присущи: свой суперэтнос-народ, свой суперэтнический язык, своя культура, своя ментальность – смысловая логика, даже своя правовая система. И еще – каждая цивилизация имеет свой контур всечеловеческого единства, свою открытость для мира. Именно благодаря ему, а также благодаря единству глубинного Добра их традиций локальные цивилизации обмениваются культурными и технологическими новшествами, составляют мировую, планетарную цивилизацию, имеющую шанс на гармоничное устойчивое развитие без глобальных конфликтов и войн.


Рисунок 1. Схема Традиции (по В.В. Аверьянову)

Наконец,третьясоставляющая – это как раз метафизика и философия Добра и Зла, которые человечество, вдохновленное Духом, осмысливало и создавало, в том числе в богословии, догматике и практике религий, на протяжении всей своей истории.


Перечисленные мировоззренческие концепции описывают существенные стороны бытия мира независимо друг от друга, но взаимодополнительно. Концентрировано их можно выразить тремя парами противоположностей - антитез: капитал-труд; локальные цивилизации – глобальный мир; Добро-Зло. Соберем их в координатах ЗD. И в восьми квадрантах этих объемных координат получаем весь набор идеологий (и соответствующих им социальных систем), которые существовали и существуют в мире (см. рисунок 2). Других нет.

Коронавирус, как кажется, вытеснил на время из публичной повестки многие другие вопросы нашего бытия. Мировая биовойна в новой реальности. Но жизнь после пандемии будет. Она уже начинается. И она, похоже, будет в чем-то другой. В преддверии этой другой жизни нам всем – и России, и миру – неотложно надо разобраться с простыми, но самыми главными вопросами: кто мы, откуда и куда идем, и зачем. Вопрос актуальный последние 40 лет жизни нашей страны. Но до сего дня мы с ним так и не разобрались. Отсюда кризис общественного самосознания, отсюда наша цивилизационная разобранность. Мир готовится к новой реальности, в том числе и в мировоззрении. Пора вспомнить об идеологии. Об идеологии как системе смыслов, ценностей и целей нашей жизни. Идеология как понятие была надолго дискредитирована и теорией, и практикой советского коммунизма. Тогдашняя идеология засохла и умерла. Пришедшая к нам извне неолиберальная доктрина (будучи сама идеологией, конкурентной с коммунистической) добила ее и лукаво провозгласила конец идеологий и конец истории. На самом деле идеология либерализма, утратив конкурентов, стала глобальной. Стала онтологией – мир может быть устроен только на либеральных ценностях, и не на каких других, потому что других нет и быть не может. Другое, с их точки зрения, – это архаика, позавчерашний день. Перед неолиберализмом скисла и современная социал-демократия, которая, прихватив на вооружение неофрейдистские идеи потакания человеческий чувственности и греховности, фактически отказалась от борьбы за свое социалистическое обустройство мира, провозгласив целью индивидуальное обустройство человека на идеях широкой толерантности, которую они именуют свободой. И сомкнулась в этом с либералами. Глобализм стал тотальным. Конец идеологий – но уже с другого захода – провозгласил и постмодерн. Осевая суть постмодерна – отказ от соответствия «знака» - «референту», обозначающего – своему обозначаемому, формы – содержанию, виртуального – реальному. Оторвавшийся от реальности знак начал творить сам себя – возник мир «знакоткани». Самовоспроизводящийся знак может сотворить любую «идеологию» как «знакоткань» - ей совсем не обязательно соответствовать социальной реальности, не обязательно указывать правильный путь. Исчезает и само понятие действительной цели. Главное – движуха, и чтоб «непонятно, но тревожно и хорошо», и много сторонников, и чтоб деньги несли. Постмодерн «знакоткани» и глобальный неолиберализм – две стороны одного явления, прекрасно дополняющие друг друга: неолиберализм - оптимальная площадка, на которой плодятся всевозможные социальные постмодернистские мифы. Глобальный либерализм (и постмодерн) стал законной основой бытия постсоветской, ельцинской России. В нашей действующей Конституции, принятой под канонаду гражданской войны (к нашему великому счастью оставшейся локальной, внутримосковской и не развернувшейся во всю российскую ширь), есть статья 18. Она входит во вторую главу Конституции, которая не может быть изменена без специального конституционного механизма. Так вот, в ней говориться, что именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и местного самоуправления. Это рафинированный либеральный подход. Согласно этому конституционному тексту, смысловое и ценностное измерение человеческого бытия – не внемирная гармония Истины, Добра и Красоты, а сам человек как он есть: со своей праведностью, геройством, созидательным энтузиазмом, но и со своими чувственными похотями, капризами и грехами. Причем у него нет обязанностей – только права и свободы. Объективности ради надо сказать, что либеральный подход (не путать с глобальными неолиберализмом) в известных границах несет в себе немало позитивных и конструктивных идей. Но правильно разобраться в этом можно только с позиции системного идеологического анализа. Александр Зиновьев в своем философском завещании 2003 года, размышляя о создании идеологии России будущего и ставя такую задачу, писал: «Реальная альтернатива западнизму (так он называл глобальный неолиберализм) может возникнуть только заново. Причем она не может возникнуть сама по себе, стихийно. Она может возникнуть как результат сознательно-волевой деятельности людей. И началом этой деятельности должно стать создание новой идеологии,….сопоставимой с марксизмом и способной сыграть в наступившем веке роль, аналогичную той, которую сыграл марксизм в девятнадцатом и двадцатом столетиях прошлого тысячелетия». И дальше - «новая идеология может возникнуть лишь на основе научного познания в самом строгом смысле слова «научного», а не на основе обывательского, хаотичного и дилетантского познания». При этом идеология – не наука. Это особый смысловой, ценностный и целевой текст-проект. Но он обязательно должен отвечать некоторым дополнительным условиям: опираться на науку, быть системным и внутренне непротиворечивым, иметь прогностическую, предсказательную силу. Идеология должна помогать описывать социальный мир – и локальный, и глобальный – и помогать ориентироваться в нем, помогать принимать решения. Таким образом, задача преодоления кризиса общественного и индивидуального самосознания и обретения смыслов, ценностей и целей – а значит пути, носит двуединый характер: преодоления отрыва виртуального от реального, знака от своего референта, то есть замена постмодерна современным строем реального созидания – неомодерном и создание соответствующей ему идеологии, определяющей верный и правильный путь не только для России, но и для всего мира. Такая идеология должна опираться на науку – потому что наука всегда требует строгого соответствия знаний о предмете самому предмету и обеспечивает своими методами это соответствие. Идеология должна опираться и на искусство – через образное познание мира только и возможно описать Высокую мечту, должную отражать идеологию и быть вдохновляющей социального энтузиазма. Идеология должна опираться и на Откровение, поскольку полнота социального знания, социального мировоззрения невозможна без познания и обретения Духа. В мире есть три (только три!) большие научные, философские, мировоззренческие системы, описывающие мир. Первая – формационная теория, созданная классиками марксизма, и определившая мир как единство и борьбу производительных сил и производственных отношений. Вторая – теория цивилизаций, созданная целой плеядой выдающихся ученых, среди которых А.Я. Данилевский, А. Тойнби, О. Шпенглер, наши евразийцы, Л.Н. Гумилев, и определившая мир как единство и борьбу нескольких локальных цивилизаций. В основе каждой локальной цивилизации – своя Традиция. Учение о Традиции наиболее полно и глубоко представил Рене Генон, а в наше время – В.В. Аверьянов, обобщив представления об этом многих мыслителей, в том числе русских философов «серебряного века». Традиция имеет три измерения (см. рисунок 1). Ядро каждой традиции, имеющее источником Дух, - полнота Добра. Его представление связано, конечно, с религиями и конфессиями, своими для каждой цивилизации. Но в глубине этой полноты есть то, что поверх конкретных конфессий – надмирное Добро. У всех локальных цивилизаций в самой глубине их традиций – надмирное Добро! Кроме того, каждой цивилизации-традиции присущи: свой суперэтнос-народ, свой суперэтнический язык, своя культура, своя ментальность – смысловая логика, даже своя правовая система. И еще – каждая цивилизация имеет свой контур всечеловеческого единства, свою открытость для мира. Именно благодаря ему, а также благодаря единству глубинного Добра их традиций локальные цивилизации обмениваются культурными и технологическими новшествами, составляют мировую, планетарную цивилизацию, имеющую шанс на гармоничное устойчивое развитие без глобальных конфликтов и войн. Рисунок 1. Схема Традиции (по В.В. Аверьянову)



Наконец, третья составляющая – это как раз метафизика и философия Добра и Зла, которые человечество, вдохновленное Духом, осмысливало и создавало, в том числе в богословии, догматике и практике религий, на протяжении всей своей истории. Перечисленные мировоззренческие концепции описывают существенные стороны бытия мира независимо друг от друга, но взаимодополнительно. Концентрировано их можно выразить тремя парами противоположностей - антитез: капитал-труд; локальные цивилизации – глобальный мир; Добро-Зло. Соберем их в координатах ЗD. И в восьми квадрантах этих объемных координат получаем весь набор идеологий (и соответствующих им социальных систем), которые существовали и существуют в мире (см. рисунок 2). Других нет.


Здесь и глобальный капитализм (современный неолиберализм), и глобальный коммунизм (в реальности существовавший в советское время), и традиционный капитализм (характерный для раннекапиталистических стран), и традиционный социализм (например, «социализм с китайской спецификой»), и фашизм. Можно посчитать, что идеологий восемь (столько, сколько и получившихся квадрантов), но глобалистские идеологии имеют только координату – Зла, и потому их шесть. (Подробнее об этом – в Декларации Федерального Народного Совета, размещенной на его сайте.) Идеологии историчны – их содержание меняется в историческом времени, поскольку исторически преходящи слагаемые их социальные антитезы. Только Добро и Зло надмирны, а потому вечны. Богословие, философия и теория систем дают нам фундаментальное понятие гармонии. Гармония устанавливает рамки для всех форм движения и организации материи. В духовном измерении проявляет себя как триединая гармония Истины, Добра и Красоты, при этом именно Добро поддерживает рамки гармонии. Гармония, если так можно сказать, есть количественное, мерное выражение Добра. В общественной и государственной жизни рамки гармонии устанавливаются социальной и политико-правовой теорией и практикой. Применим рамки гармонии к нашим антитезам. Есть все-таки гармония труда и капитала. В рамках этой гармонии их противоречия неантагонистичны. Тут марксизм-ленинизм ошибся, полагая что противоречия между трудом и капиталом всегда на взаимное уничтожение. Не всегда. Гармония между локальностью и глобальностью дает возможность выстраивать мировую цивилизацию как систему локальных цивилизаций в диалоге и партнерстве. Зло, хотя и неустранимо из нашего мира, но сдерживается гармонией, то есть Добром! Зло и впрямь так присутствует в нашем «дольнем мире», как то Бог попускает. Гармония труда и капитала, гармония цивилизационной традиции и всечеловечности в их соединении в Добре дает нам идеологию гармонии, справедливости и солидарности. Идеологию гармоничного интегративного строя народной солидарности. Причем свою для каждой традиции-цивилизации. Она, как можно видеть, естественно вытекает из нашего анализа. Она научна. И она описывает единственно возможное гармоничное и устойчивое общественное устройство для всех локальных цивилизаций, в том числе, разумеется, и для России-Евразии. Имеет свой антипод во Зле. Похожий по социальной риторике, и даже в чем-то по социальной практике (но только для своих!) – идеологию классического фашизма. Именно таким был режим Муссолини в Италии. (Как видите, идеологические формы хрупки и порой обманчивы. Обманчивы во Зле. Будьте бдительны!). Разбирая социальные строи и соответствующие им идеологии, мы обращаем внимание на то, что социальные институты не работают автоматически, их организует, их наполняет, определяет их работу человек. Именно человек, человеческая личность находится на вершине материального мира и в центре социальной истории. Человек – единственное, уникальное в своем роде явление, лестница, связывающая «мир дольний» и «мир горний», материальный и духовный миры. Именно такое двуединство человеческой личности обуславливает главную особенность человека как творца: способность не только комбинировать готовые элементы окружающего мира, но осмысленно и целесообразно творить новое в сфере социальной материи – в научном, художественном, нравственном, политическом творчестве, питаясь энергиями полноты своей цивилизационной традиции. Но чтобы стать подлинным демиургом социального мира, свободным и активным соучастником Божьего творчества, человек должен возрасти от потенциальной личности, которой он является по факту рождения, к личности действительной, к сверхличному богоподобию, обретая так всю полноту своей субъектности, полноту человека. В тайне личности сокрыта и тайна общества, решение проблем личности – путь к решению проблем общества. Действительность личности, полнота человека проявляется в гармонии его духа, души и тела, гармонии духовных, социо-психологических, психоневрических и телесных начал, в его духовном, психическом и физическом здоровье. Обретение и укрепление своего здоровья и личностной гармонии – одна из базовых жизненных задач человека. У каждой традиции-цивилизации свои представления о справедливости, солидарности, свободе, способах государственного и общественного управления и самоуправления, целях и способах социального созидания. И это тоже часть идеологии. Идеология народной солидарности, как уже отмечалось, - своя для каждой цивилизации. И каждое государство-цивилизация – если посмотреть внимательно – каждое своим путем, но движется в сторону как-раз такого интегративного общества народной солидарности. Мы видим это на примерах государственного и общественного устройства в Индии, Японии, Китае, исламском мире, в Латинской Америке, в Европе. Пора и нам в этот путь. Россия – отдельная цивилизация, одна из десяти локальных цивилизаций современного мира. Конфессиональная основа ядра ее традиции – православие и, полагаем мы, православно-исламская синергия. У России свой народ-суперэтнос, состоящий из восточнославянских, финно-угорских, тюркских, балтских, иранских, семитских, алтайских корней, включающий 190 национальностей и говорящий более чем на 80 языках. При этом имеющий свой суперэтнический язык – русский; мы вообще полагаем понятия «русский» и «российский» тождественными, а определения типа «русский человек украинской национальности», «русский человек татарской национальности», «русский человек великорусской национальности» правильными. У России свой культурно-исторический код, своя ментальность, даже своя правовая система. Свое месторазвитие – необъятные пространства Евразии – сердца мира. В свое время Питирим Сорокин, а в наше время школа Института философии РАН (В.С. Степин, А.В. Смирнов, В.Е. Лепский), С.Е. Глазьев и экономисты его круга говорили и говорят об интегративном, гармоничном социально-экономическом строе, как желательной перспективе мировой цивилизации в XXI веке. Такой строй предполагает гармонию труда и капитала, гармонизацию устремлений различных социальных групп таким образом, чтобы равнодействующая экономических интересов работала на общее народное благо. Без такой социально-экономической трансформации, без космичности целей нам не решить задачу обустройства своих жизненных пространств, сбережения и возрастания народа, личностного потенциала страны. При этом подчеркнем, что интегративный строй может быть только строем народной солидарности, гармоничного соборного общества, поэтому мы и объединяем эти понятия в одном названии и строя, и соответствующей ему идеологии. Россия по природе своей – страна-новатор. И ей надо вернуться к своему новаторству, к Высокой мечте – к Русской мечте. Стать провозвестником интегративного строя народной солидарности для всего мира. Россия могла бы стать инициатором диалога и партнерства государств-цивилизаций нашего многополярного мира, противостоя тем, кто стремиться организовать их конфликт. Стать собирателем людей Традиции – людей Добра для умного и умелого сопротивления всемирному злу и хаосу. А движется ли Россия в направлении такого развития? Процесс обновления Конституции, запущенный Президентом В.В. Путиным, предложенные конституционные изменения – это, помимо прочего, и обновление конституционной идеологии (есть такое понятие в теории конституционного права). Конституционная идеология отличается от идеологии как таковой тем, что отражает последнюю как возможное сегодня в реальном политико-правовом процессе. Что же предлагается в качестве конституционной идеологии? Исходим из положений, которые были внесены самим Президентом: - правопреемственность российской государственности в ее историческом бытии, уважение памяти предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, почитание защитников Отечества и подвига народа: это идеалы Традиции. - приоритет семейного воспитания, дети как национальное достояние, защита семьи, материнства, отцовства и детства, сохранение традиционных семейных ценностей, защита института брака как союза мужчины и женщины, достойное воспитание детей в семье, обязанность совершеннолетних детей заботиться о родителях: это идеалы Традиции. - государствообразующий народ, входящий в многонациональный союз народов, суперэтнический язык – русский, общероссийская культурная идентичность наряду с культурной самобытностью всех народов и этнических общностей: это идеалы цивилизационной Традиции. Здесь мы, правда, должны заметить, что наряду с понятием «государствообразующий народ» Конституция использует понятие «многонациональный союз народов» и единый «многонациональный народ», а русский язык устанавливается как язык государствообразующего народа. Эти подходы отражают известную неразработанность отечественной национальной доктрины и отсюда некоторые понятийные перепутки. Мы настаиваем на том, что Россия имеет единый суперэтнос – это наш многонациональный народ, с суперэтническим, то есть общенародным, языком (а не языком государствообразующего народа) – русским; отсюда и тождество «русского» и «российского», о котором мы говорим. - уважение труда граждан и обеспечение защиты их прав со стороны государства, формирование пенсионной системы на принципах всеобщности, справедливости и солидарности поколений, социально ориентированная государственная политика в области культуры, науки, образования, здравоохранения, социального обеспечения, в области охраны окружающей среды, уважение труда граждан и защита их прав, развитие принципов социального партнерства в сфере трудовых отношений, поддержка инвалидов, поддержка институтов гражданского общества, в том числе некоммерческих организаций, добровольчества (волонтерства): это идеалы народной солидарности. - обеспечение безопасности личности, общества и государства, сохранение и укрепление общественного здоровья, ведение здорового образа жизни, формирование культуры ответственного отношения граждан к своему здоровью: это идеалы интегративного строя. - создание условий для устойчивого экономического роста страны и повышения благосостояния граждан, для взаимного доверия государства и общества, гарантия защиты достоинства граждан и уважение человека труда, обеспечение сбалансированности прав и обязанностей гражданина, социальное партнерство, экономическая, политическая и социальная солидарность, государственная поддержка научно-технологического развития России, сохранение и развитие ее научного потенциала, создание благоприятных условий жизнедеятельности населения, сохранение уникального природного и биологического многообразия страны, создание системы экологического образования граждан, воспитание экологической культуры: и это тоже идеалы интегративного строя народной солидарности. - поддержание и укрепление международного мира и безопасности, обеспечение мирного сосуществования государств и народов: идеалы диалога и партнерства цивилизаций. Как видим, вектор конституционной идеологии проявлен определенно – это движение по пути к гармоничному интегративному строю народной солидарности. И такое движение, разумеется, поддерживается. По-другому и не получиться – иные модели государственного и общественного устройства негармоничны и потому неустойчивы. Необходимо только теперь последовательно воплощать предложенную конституционную идеологию в жизнь. А это будет непросто в постпандемичном мире. Но других решений просто нет.



Бабичев Игорь Викторович,


сопредседатель организационного комитета Федерального Народного Совета, заведующий базовой кафедрой государственного и муниципального управления Российского государственного социального университета,

доктор юридических наук, профессор

Просмотров: 12
761_edited.png

Федеральный Экспертный Совет (ФЭС)

по местному и общественному самоуправлению

и местным сообществам

при Общенациональной ассоциации территориального общественного самоуправления

  • Facebook Социальной Иконка
  • Vkontakte Social Иконка

Координационный центр местных сообществ

Адрес: 125310, г. Москва, 
Пятницкое шоссе, д. 38, оф. 208

+7-977-458-82-27

КАРТА КЛИЕНТА
0

Адрес

Контактная информация

  • Перейти

Наши соцсети

  • Facebook

Номер телефона:+7 977 458-82-27

Почта: center@fes.com.ru

Продолжая пользование данным сайтом, Вы выражаете свое согласие на обработку Ваших персональных данных.